Если вы не помните свой пароль — просто оставьте поле пустым и вы получите новый, вместе со ссылкой на активацию.

Вы можете использовать быстрый вход через социальные сети, при условии, что вы уже зарегистрировались через почту и привязали какой-то из сервисов к своей учётной записи.

Ещё не зарегистрированы?
Добро пожаловать!

Русский
РусскийEnglish

Эксклюзивное интервью Антонио Фогариццу для Maria Stalina Knives

Проект Maria Stalina Knives продолжает знакомить российских ножеманов с мировыми знаменитостями найфмейкинга. На сей раз мы подготовили эксклюзивное интервью с итальянским Маэстро Антонио Фогариццу (Antonio Fogarizzu).

 

 

Maria Stalina Knives (далее по тексту MS): Антонио, Ваше творчество для многих лежит за гранью возможностей, такое внимание к деталям, цельность композиции не могут не вызвать восхищение и уважение. В Ваших работах прослеживается некая общность. Понятно, что ручной процесс изготовления весьма трудоемок. Скажите, имеются ли у Вас некие шаблонные заготовки, устоявшиеся формы и детали, которые Вы используете в конструкции изделий одной модели и дизайна, варьируя отделку?

Антонио Фогариццу (далее по тексту AF): Нет, заготовок я не делаю принципиально, каждый новый нож я создаю от начала и до конца, своими руками. Иначе теряется индивидуальность, да и мне куда интереснее создавать нож заново, не отталкиваясь от размеров и форм какой-либо базовой детали.

MS: Есть ли у Вас любимые марки сталей и почему?

AF: Я часто заказываю нержавеющую сталь 416 из Америки. Для меня это оптимальный вариант по показателям твердости, ударной вязкости и яркости после финиша.

MS: А как насчёт Damasteel RWL-34? Многие мастера предпочитают её по тем же причинам.

AF: Если говорить о порошковых сталях, то M390 мне больше по душе, она легче в механической обработке, т.к. меньше подвержена деформациям и менее требовательна при заточке. Впрочем, это субъективная точка зрения. По желанию заказчика я с радостью поработаю и с RWL-34. А проблемы с деформацией на стадии закалки решаются очень легко — зажатием заготовки между медными пластинами.

MS: У вас много ножей из дамасской стали. Есть приоритетные производители? Каким видам дамаска отдаете наибольшее предпочтение?

AF: Не особо люблю чёрные дамаски, предпочитаю легированные. Это практичнее и намного вариантивнее в плане финиша. В основном работаю с дамаском Чеда Николса и мастерской Vegas Forge (в настоящее время использует также продукцию Damasteel — прим. ред.). До недавних пор работал с дамаском собственного производства.

MS: Сами ковали?

AF: Да. Бытует странный стереотип, будто бы те, кто делает дамаск, не умеет делать ножи и наоборот. Захотелось опровергнуть это заблуждение.

MS: А сейчас дамаски делаете?

AF: Нет. Это безумно интересный, однако чудовищно трудоемкий процесс. Сейчас я работаю в совершенно ином стиле. (Антонио Фогариццу был первым итальянским найфмейкером, ковавшим свой собственный мозаичный цветной дамаск. Подробнее о том периоде читайте в биографии Мастера — прим. ред.).

MS: С чем больше нравится работать — сталь или дамаск и почему?

AF: И то и другое, пожалуй. Считается, что выполнить идеальный финиш дамаска намного труднее, однако произвести безукоризненную обработку стали немногим проще — глубина ее обработки куда выше, нежели у композита, соответственно, тут всё сводится к пределам личного перфекционизма.

MS: Ваши ножи — полностью ручная работа. Не могли бы Вы осветить примечательные особенности творческого процесса?

AF: Я использую пантограф для переноса моих набросков и чертежей в необходимый мне масштаб. Прибором меня научил пользоваться отец, а отца — его отец. Прямые спуски на своих клинках вывожу камнями, вручную. Если требуется hollow-grind (линзовидный спуск — прим. ред.) — использую гриндер. Здесь тоже есть свои особенности. *включает станок*. Как видите, шлифлента у меня движется против часовой стрелки, на большинстве станков лента вращается вверх, по часовой. Так работают очень немногие мастера. Не берусь судить о практичности, я умею только так, это своего рода семейная фишка и традиция.

MS: Высока ли погрешность при использовании пантографа?

 

AF: Никаких погрешностей, всё идеально точно.

MS: Не может быть!

AF: Может! *смеётся* Разумеется, окончательная подгонка деталей производится вручную на этапе сборки ножа. В этом и есть особенность ручного труда, здесь мастер проявляет всю свою индивидуальность и талант.

MS: Как Вы относитесь к ЧПУ? Мы общались со многими найфмейкерами и у каждого свое видение и отношение. Аллен Элишевиц, например, говорит: “Я человек старой школы, поэтому только ручная работа, никаких ЧПУ”. Другие мастера без какого-либо стеснения заявляют: “Да, я использую ЧПУ станки, это прогресс, мы все к этому придем, рано или поздно”. Что скажете на этот счёт?

AF: Не испытываю ни капли неприязни к ЧПУ установкам, однако у меня ни разу не возникало желания их использовать. Мне просто нравится делать ножи вручную. Ну и, полагаю, ты не можешь просить высокую цену за нож, произведенный на ЧПУ.

MS: Еще как можешь! Ведь никто не отменял пост-обработку: гравировка, ювелирная инкрустация и многое, многое другое. Так или иначе, у мастера остаётся огромное поле для творчества и демонстрации своего навыка и художественного видения готового изделия. Крупнейшие производители премиальных хронографов давно используют ЧПУ и это нисколько не убивает уникальность, потому как сборка и финишный декор неизменно производятся вручную. Качество и характер изделия по прежнему зависит на 60-70% от человека, а не от машины.

AF: Да, соглашусь, пожалуй. Но, тем не менее, для меня ЧПУ — это другой мир. В своём — мне куда комфортнее и привычнее.

MS: Есть ли у Вас излюбленные методы финиша, устоявшиеся художественные приёмы?

 

AF: Нет таких. Всё время стараюсь что-то изменить, дополнить, усовершенствовать или придумать с нуля. Что-то могу почерпнуть в старой литературе о ножевом и часовом деле, что-то в природе, в ювелирном деле…

MS: То есть, фирменный авторский стиль Антонио Фогариццу проявляется в дизайне?

AF: Ну, я люблю строгие, прямые формы, вот и всё, пожалуй.

MS: Можно ли сказать, что ножи Fogarizzu — это преимущественно стиль ар-деко?

AF: Честно говоря, я вообще не думаю об этом. Могу проснуться с готовым дизайном в голове. И уже потом слышу, что нож похож на то, на это… Ассоциации — это по части моих клиентов. Я просто работаю в своей манере, опираясь на собственные понятия красоты. Занимаюсь любимым делом и радуюсь, что это нравится другим людям.

MS: Вы часто сотрудничаете с талантливыми граверами и это отдельный уникальный сегмент Вашего творчества. Композиции выглядят идеально цельными с точки зрения цветовой гаммы, динамики форм. В сотрудничестве с кем-либо, как Вы добиваетесь такой синергии?

AF: Для исполнения такого рода ножей я сотрудничаю с лучшими: Фирмо Фракасси (Firmo Fracassi), Манрико Торколи (Manrico Torcoli)и другими известными мастерами гравировки. Однако, я делаю ножи так, как предпочитаю я сам. И у гравировщика также полная свобода выбора мотива и стиля исполнения рисунка. Мне кажется, это лучший способ сотрудничества, когда каждый из нас имеет возможность показать себя на полную в своем собственном профессиональном поле.

 

 

 

MS: Найфмейкинг – Ваше семейное дело, живущее и развивающееся поколение за поколением. Уже готовите преемников, учеников?

 

AF: К сожалению, нет. Если только моя дочь однажды не решит пойти по моим стопам, *смеется*. 

 

 

 

 

MS: Итальянская Гильдия Найфмейкеров. Что Вас объединяет, помимо высочайшего уровня мастерства? Есть ли общая идея, некий манифест, особый гильдейский стиль или творческая концепция? Сотрудничаете ли с кем-либо из коллег?

AF: Как Вы, вероятно, знаете, я много лет состоял в совете Гильдии и будучи ее президентом на протяжении трёх лет, знаю о ней достаточно. Внутри Гильдии существует множество правил, которые были полезны на стадии ее становления, но в наше время они нуждаются в реновации. Мы с коллегами не придерживаемся рамок какого-то общего стиля или форм. Качество исполнения работы — единственный фактор, который подвергается строгой оценке. Обычно мы не обсуждаем оформительный дизайн или выбор материалов. Функциональность, качество сборки и финиша — вот основные критерии оценки работ мастеров Гильдии. Пока что я не работал с другими итальянскими мастерами над совместными проектами, однако мы постоянно делимся мнениями и знаниями, чаще всего с Эммануэлем (Emmanuel Esposito).

MS: Мы с нетерпением ждём релиз научно-фантастического триллера Эдди Алказара и Стивена Содерберга «Идеальный» («Perfect») в российском прокате. Вы создали пару ножей специально для этого фильма. Не расскажете поподробнее, как они были изготовлены? Это Ваше персональное видение в рамках заданного сеттинга или работа по строгому проекту заказчика? Было ли поле для импровизации и с кем конкретно обсуждались детали проекта?

AF: Не знаю, когда его покажут в России, надеюсь, очень скоро! В Париже премьерный показ состоялся в сентябре 2017-го и фильм действительно хорош. Мои ножи были в кадре на протяжении всего хронометража, в нескольких сценах, с разных ракурсов, это был очень интересный опыт. Что касается организационных моментов, сперва я получил пару писем от менеджера и от режиссера картины, мы побеседовали и некоторое время спустя мне прислали нечто вроде технического задания. Ножи должны были быть складными, не длиннее пишущей канцелярской ручки в раскрытом состоянии. Кроме того, в конструкцию ножа необходимо было включить металлическое перо с белыми чернилами для письма по коже. По части дизайна ножей я имел полную свободу выбора форм, материалов и деталей. Самой большой сложностью было интегрировать перо и ёмкость с чернилами в нож столь малого размера. Второй трудностью оказался поиск подходящих белых чернил. После ряда попыток я сумел решить эту задачу: перо я разместил на обратной стороне рукояти, а резервуар с чернилами расположил в спейсере изделия. В конце концов, мне удалось достигнуть желаемого результата, заказчики тоже были в восторге. Посмотрите фильм, увидите, что у меня получилось.

 

MS: Обязательно посмотрим! Антонио, не могли бы Вы рассказать нам про еще один особый заказ? Мы в восторге от Вашего дабл-сета RECTA и хотим рассказать о нем на нашем форуме. Разумеется, никто не поведает о них лучше, чем их Автор. Не могли бы Вы осветить ключевые моменты их создания? Имеются ли в их конструкции некие особенности, фишки, которые не применялись ранее для Ваших ножей?

AF: Насчёт проекта RECTA – это был особый заказ от прекрасного коллекционера из Санкт-Петербурга (“Grazie mille caro signor!”). И да, как правило, когда я получаю необычный запрос, как в этом случае, я стараюсь исполнить нож отличным от всех ранее изготовленных мной. Вы выбрали клинок из дамаска, а это уже отличный способ сделать что-то уникальное. И я решил использовать Damasteel, чего до этого не делал ни разу за 20 лет работы с ножами. Как всегда, в дизайне своих ножей я предпочитаю острые углы и прямые линии. Создавая ножи Recta, я придерживался этих принципов. В большинстве своих работ, начиная с 2010 года, я оставляю сквозные части, будь то клинок или рукоять. Думаю, это помогает придать силуэту изделия своего рода лёгкость, воздушность. Мне понравилась идея заказчика с темляком и я разработал особый дизайн рукоятей с отверстием под темлячный шнур, выдержав его в своей стилистике. Также в конструкции этой пары ножей я впервые использовал винты. Для них я решил изготовить особые гайки из золота и стальные винты с чернением и полировкой внешних элементов. Это решение позволяет в любой момент разобрать изделие (чтобы проверить и отладить механизм, заменить какие-то детали и так далее). Еще одной немаловажной особенностью конструкции является абсолютно свободное пространство внутри рукоятей. Никаких выступающих асимметричных частей или деталей – все элементы механики спрятаны в плашках рукояти. И, скажу я Вам, изготовить автоматический нож со скрытым механизмом было весьма непросто! Что касается флиппера, я постарался исполнить его отличным от большинства ножей с плавником и вместо тривиального лайнер-лока решил оснастить нож кнопочным замком. MS: Благодарим Вас, Антонио, за великолепную работу и подробный рассказ о ней!

 

MS: И напоследок, традиционный вопрос, который мы задаем всем найфмейкерам: каким Вы видите ножевой рынок через пару десятилетий? Какие тенденции современного найфмейкинга кажутся Вам наиболее интересными и перспективными, какие — негативными?

AF: О, это вопрос на миллион долларов! Я честно не знаю и вряд ли могу представить. Единственное, что могу сказать с уверенностью — ножевой мир изменился и продолжает меняться, очень стремительно. Столько новых способов производства ножей, новое оборудование, новые техники, новые материалы… Я по прежнему считаю, что нож должен быть узнаваемым еще до взгляда на клеймо мастера. Очень важно к этому стремиться, ведь это верный признак того, что у тебя есть свой уникальный стиль. Как правило, именно этого и ищут клиенты. Тенденции меняются беспрестанно, я считаю правильным следить за ними, однако не слишком увлекаюсь. Чаще полагаюсь на душу и опыт. Благодарим, Антонио, за приятную и познавательную беседу!

 

P.S. В разделе “Референс” каталога Maria Stalina Knives представлены итальянские складные ножи авторства Антонио Фогариццу и его не менее именитых соотечественников.

29 ноября 2018, 16:27
0    315    0
Комментарии (5)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Живой эфир
    Ножи Марии Сталиной Пункт выдачи заказов интернет-магазина: 197341, г. Санкт-Петербург, Коломяжский пр. 28 к. 3 +7 (812) 676-33-47